Библиотека Виктора Конецкого

«Самое загадочное для менясущество - человек нечитающий»

26.10.2016

Памятник Морскому волку

«…чтобы,   
             умирая,   
                    воплотиться   
в пароходы,   
                     в строчки   
                                     и в другие долгие дела». 
Владимир Маяковский  

21 октября 2016 года в Мурманске открыт памятник «Морскому волку». Идея создания памятника принадлежит Алексею Станиславовичу Гулянину, многолетнему сотруднику сектора развития Мурманского областного краеведческого музея.
Предложение А.С. Гулянина установить в городе моряков такую скульптуру вошло в список финалистов конкурса «Литературный след», который проводился фондом «Живая классика» в партнерстве с горно-металлургической компанией «Норильский Никель».
По словам Алексея Гулянина, памятник Морскому волку – это памятник не столько моряку, сколько литературному герою, которому Мурманск в значительной степени обязан своим рождением.

Морскому волку

Памятник Морскому волку

Памятник представляет собой фигуру моряка, внешне похожего на боцмана Росомаху (актёр Борис Андреев), из знаменитого фильма «Путь к причалу», снятого Георгием Данелия по сценарию Виктора Конецкого. Новая парковая скульптура установлена на колонне высотой 8 метров, а на некотором расстоянии от неё поместили бинокль. «Это образ моряка, а ожидающие моряка родственники высматривают его в бинокль. Через него можно рассмотреть все детали памятника. Жизнь многих мурманских семей связана с морем. Можно с уверенностью сказать, что эта скульптура станет одним из символов нашего города» – так комментируют идею памятника глава администрации Мурманска Андрей Сысоев.
Памятник установлен к 100-летию города-героя Мурманск в «Сквере капитанов» у здания тралового флота.

ДМИТРИЙ ЕРМОЛАЕВ
г. Мурманск
КАК НАЧИНАЛСЯ «ПУТЬ К ПРИЧАЛУ»

Этот фильм давно стал классическим. Любовь зрителей он завоевал сразу, с самой премьеры, а звучащую в нем «Песню о друге» распевала когда-то вся страна. Этот фильм – один из самых мурманских, и заполярная столица в кадре – не просто фон для происходящего. Она – полноценный персонаж, полноправный герой. Этот фильм – «Путь к причалу».
Сценарий картины написал Виктор Конецкий – в ту пору, в начале 60-х, начинающий, мало кому известный литератор. По сюжету главный герой – старый, угрюмый, одинокий и в море, и на берегу Росомаха – боцман спасательного буксира «Кола». Буксир тащит в Мурманск, на слом, отслуживший свое корабль «Полоцк», на котором Росомаха когда-то воевал. Начинается шторм. Спасатель получает сигнал бедствия – тонет лесовоз. Для того чтобы успеть оказать помощь, нужно освободиться от «Полоцка». На «Полоцке» четыре человека: Росомаха и три матроса, они сами должны принять решение. Если обрубят трос – могут погибнуть. Решают – рубить. «Полоцк» налетает на скалы. Спасаются все, кроме боцмана.

 Кф. Путь к причалу

В основе сценария лежали реальные события, произошедшие во время службы Конецкого на судах 441-го отдельного дивизиона аварийно-спасательной службы Северного флота. «Редкий для меня случай, – вспоминал он с присущим ему юмором много лет спустя, – в рассказе “Путь к причалу” у главного героя, боцмана Росомахи, существовал прототип. Это был мичман Росомахин. Мы плавали с ним на спасателе в 1952–1953 годы. Не только плавали, но и тонули, 13 января 1953 года у камней со “скупердяйским” названием Сундуки, в Баренцевом море, на восточном побережье острова Кильдин, севернее рейда с “веселым” названием Могильный. Мы спасали средний рыболовный траулер № 188. Но тень Варяга витала над этим траулером. Он спасаться не пожелал. Он нормальным утюгом пошел на грунт, как только был сдернут с камней, на которые вылетел. Аварийная партия разделилась на две неравные группы. Одна – полезла на кормовую надстройку, другая – на задирающийся к черным небесам нос: траулер уходил в воду кормой. Я оказался на кормовой надстройке и наблюдал оттуда за волнами, которые заплескивали в дымовую трубу. Температура воды минус один, воздуха минус шесть, ветер пять баллов, метель, полярная ночь, огромное желание спасти свою шкуру любой ценой. И когда подошел на вельботе капитан-лейтенант Загоруйко, я заорал и замахал ему. Я решил, что первыми надо снимать людей с кормовой надстройки, ибо нос будет дольше торчать над волнами. Я очень глубоко замотивировал решение. В корме – машина: наиболее тяжелая деталь – раз; чем глубже уходит в волны корма, тем труднее снять с нее людей, так как вокруг надстройки куча разных шлюпбалок, выгородок и другого острого железа – два; в носовом трюме нет пробоин и там образовалась воздушная подушка – три и т.д. и т.п. И тогда прототип моего литературного героя спас мне душу. Он заорал сквозь брызги, снег и ветер и грохот волн, что я щенок, что командиры аварийных партий и капитаны уходят с гибнущих кораблей последними. Если бы не его вопль, я попытался бы отбыть с траулера одним из первых, как нормальная крыса, и навсегда потерял бы уважение к самому себе, не говоря уже об уважении ко мне следователя и прокурора».

Виктор Конецкий

Виктор Конецкий

Эту версию случившегося Конецкий опубликовал в очерке «Сценаристы и режиссеры», намеренно изложив ее в комическом ключе, соответствующем духу всего произведения. На самом деле все было иначе – куда более жестоко и страшно. И никакого малодушия он не проявил. Скорее наоборот. «Корабль стащили с камней, и он лег на другой борт. Залитые водой, заглохли помпы. Единственным спасением для нас было: аварийный корабль оттянут в море, и к его борту сможет подойти кто-нибудь из спасателей, чтобы взять людей. Единственная надежда была, что он не затонет раньше, – сообщал Конецкий брату Олегу 20 января 1953 года по горячим следам событий. – Я сидел спиной к морю и закуривал, когда корма стала очень быстро тонуть. Волна захлестнула кормовую надстройку и рухнула мне на колени. Когда я вскочил, вокруг бушевала вода, в ней отчаянно барахтались люди, перебираясь к рубке, которая торчала из воды. Корабль быстро кренился… Когда бросился к рубке, меня ударило волной, руки не выдержали и меня потащило к борту, но, очевидно, помирать было рано – вода хлынула в машинное отделение, вытолкнула из него воздух через раструбы вентиляторов, которые были рядом, и эта струя воздуха отбросила меня к рубке. Выступавшая над водой ее боковая стенка была сплошь покрыта людьми и нам со стариком-боцманом, который тоже замешкался в корме, места на ней не было. Волна отрывала руки, корабль продолжал погружаться кормой и кренился на левый борт. Я крикнул, чтобы люди переходили по поднимавшемуся правому борту (по его внешней части) в нос… Секунд за 40 они перешли на задравшийся нос. На рубке осталось нас четверо. Путь на нос для нас был уже закрыт – через весь спардек, перемахивая через оба борта, шли волны. Мы лежали на верхнем краю рубки, ноги были в воде, брызги заливали лицо. Крен прекратился, но корабль продолжало бить о камни, а нос “водило”.
Единственная оставшаяся в живых шлюпка… в первый раз подошла к нам минут через 30 после аварии. Как она подходила и как снимала людей, ты себе не представишь. Она сделала три рейса. Я ушел с корабля предпоследним».
В конце 50-х Конецкий написал рассказ «Путь к причалу», вошедший впоследствии в одну из его первых книжек. Затем подготовил сценарий, который попался на глаза молодому кинорежиссеру Георгию Данелия, только что выпустившему на экраны свою первую картину. «Следующий фильм снимать было страшно, – рассказывал Георгий Николаевич. – Конечно, хотелось такого же успеха, призов на фестивале, статей в газетах… но я понял: буду рассчитывать на успех – вообще ничего не сниму. Не надо думать о результатах. Надо снимать то, что самому нравится и за что потом не будет стыдно. И я взял в Первом объединении сценарий Виктора Конецкого “Путь к причалу”».


Георгий Данелия 

Георгий Данелия

Часть действия фильма должна была происходить в Арктике. Для доработки сценария и лучшего изучения натуры Данелия и Конецкий отправились в творческую командировку по Северному морскому пути. Попутчиком их был еще один кинорежиссер – Игорь Таланкин. 7 сентября 1960 года на ледокольном пароходе «Леваневский» они отплыли в Восточный сектор Арктики для снабжения отдаленных и труднодоступных островных полярных станций. Путешествие продолжалось два с половиной месяца и работать соавторам будущей картины пришлось не только творчески. В Восточно-Сибирском море севернее Новосибирских островов на 75 градусе северной широты лежит остров Жохова. «Леваневский» оказался первым за три года судном, которому удалось пробиться к острову и расположенной на нем полярной станции, оказавшейся из-за недостатка снабжения на грани закрытия. Началась выгрузка. «Работали и Данелия, и Таланкин, – писал Конецкий. – Работали, как обыкновенные грузчики. Только выгрузка была необыкновенная. Судно стояло далеко от берега. Ящики с кирпичом, каменный уголь, мешки с картошкой, тяжеленные части ветряков из трюмов переваливались на понтон, катерок тащил понтон к берегу среди льдин, затем вывалка груза на тракторные сани, оттаскивание грузов к береговому откосу... Работа и днем и ночью при свете фар трактора. Понтон не доходил до кромки припая. И часто мы работали по пояс в месиве из воды, измельченного льда и песка со снегом».

Тх. Леваневский

Ледокольный пароход «Леваневский»

В конце плавания, «Леваневский» изрядно потрепало штормом. И произошло это в Баренцевом море недалеко от острова Колгуев – почти в тех самых местах, где в финале сценария погибает боцман Росомаха. В результате Данелия решил для пущего правдоподобия снимать всю натуру на месте событий – в Арктике. «Дорого нам потом обошлась любовь к правдивости и подлинности, – сокрушался Конецкий. – Ведь мы действительно опять полетели в Арктику и на Диксон! И ухлопали уйму денег и главное времени, ибо все пришлось переснимать в довольно далеком от полярного круга Новороссийске и во дворе “Мосфильма”».
Тогда же, в 1960-м, режиссер и сценарист приехали в Мурманск. Данелия познакомился с городом, попытался уловить его дух, настроение, наметил места будущих съемок. Кадры, снятые в заполярной столице, должны были занять значительную часть экранного времени. Кроме того, события, которые по сюжету картины происходят в областном центре, играют определяющую роль в понимании личности главного героя – боцмана Росомахи. Именно здесь – в городе на берегу Кольского залива Росомаха снова, после многих лет разлуки, встречает Марию – женщину, которую когда-то любил. И узнает, что у него есть сын… 
Начало съемок запланировали на следующий, 1961-й год.


Мурманск. 1961 год 

Мурманск. 1961 год.

В конце лета 1961 года на улицах областного центра появился автобус с надписью «Студия “Мосфильм”» и табличкой на лобовом стекле «Путь к причалу». Снимался фильм, копия которого хранится ныне в Государственном архиве Мурманской области, на протяжении двух лет. Одним из главных мест, где шла работа над картиной, стала заполярная столица.
– В Мурманске я побывал еще в прошлом году вместе с автором сценария, – рассказывал 10 сентября 1961-го режиссер-постановщик ленты Георгий Данелия. – Мы знакомились с местами, где должны были вести съемки, на два месяца выходили в море на пароходе «Леваневский», были на полярных станциях. Все это пригодилось при теперешних съемках нового фильма, которые мы выполняем с большой душой и желанием. Мы обязательно привезем для премьеры новую кинокартину в Мурманск, где нас так тепло встречают и оказывают большую помощь в нашей работе. Мнение мурманчан о нашем новом кинофильме будет для нас самым интересным и самым важным.
Для ознакомления жителей края с сюжетом будущей ленты «Комсомолец Заполярья» опубликовал отрывок из рассказа Виктора Конецкого «Путь к причалу», который лег в основу ее сценария. Самый драматичный момент, когда главный герой рубит буксирный трос, обрекая себя и своих товарищей на возможную гибель ради того, чтобы тащивший их спасатель успел на помощь другим морякам, описан в нем так: «Росомаха рубил буксирный трос обыкновенным пожарным топором. Рубить было трудно. Наконец из-под топора сыпанули искры: лопнула первая прядь. Свистящий круг понесся по тросу к острому огоньку впереди – гакобортному “Колы”. Прядь раскручивалась. Больше можно было не мучиться. Росомаха швырнул топор за борт. Оживление покинуло боцмана. Тягучие мысли о себе, своей судьбе вновь вернулись и мучили. Только сейчас Росомаха до самого конца понял совсем простую вещь – разве простил бы сын, узнай он о малодушии своего отца, узнай он, что Зосима Росомаха дорожит своей шкурой больше, чем жизнью многих людей, больше, чем старыми русскими моряцкими законами. Никогда бы не простили ему этого ни сын, ни Мария. И чего он так долго решался, когда все равно никакого другого решения для него, Зосимы Росомахи, сегодня быть не могло?..».
В предисловии к отрывку газета сообщала, что мосфильмовцы уже отработали на острове Кильдин и заканчивают трудиться в море – на судне аварийно-спасательной службы, на буксирных судах транспортно-буксирного флота Мурманского рыбного порта «Стерегущий» и «Смелый». Вместе с профессиональными актерами снимались и мурманские моряки – члены экипажа «Смелого»: боцман Анатолий Арсентьевич Плюснин, кок Василий Дмитриевич Захарчук, матросы Александр Чужмаров, Владимир Ковтун и Василий Липатов. Продолжились съемки в Мурманске. Некоторые из случившихся тогда в заполярной столице историй Данелия припомнил в опубликованной в 2003 году книге «Безбилетный пассажир».

Н.С. Хрущёв на Стерегущем

Н.С. Хрущёв на «Стерегущем». 1962 год.
Фотография из фондов Государственного архива Мурманской области.

«В Мурманске по плану было намечено первой снимать сцену на набережной. Выбрали точку. Красиво, вид на порт, на Кольский залив. Только в кадр попадал грязный покосившийся забор. И я попросил администратора Федорца, чтобы завтра на съемку пригнали автобус – закрыть забор от камеры… Утром на следующий день приехали на съемку – автобуса нет.
Не дали, объяснил Федорец…
Я попросил… позвонить Залбштейну. Директором фильма “Путь к причалу” был Дмитрий Иосифович Залбштейн, осанистый пятидесятилетний мужчина с начальственным басом…
Не снимайте! – завопил Залбштейн. – Будет автобус.
Минут через сорок приехала милиция, а за ней начали подъезжать автобусы один за другим. Все прибывают и прибывают. Милиционеры спрашивают, где автобусы расставлять… а потом приехали два БТРа. Из башни одного торчала голова Залбштейна.
После звонка… Залбштейн помчался в обком партии к первому секретарю. Секретарша пыталась остановить его, но Залбштейн отодвинул ее и ворвался в кабинет. Там за длинным столом сидело человек двенадцать – шло заседание бюро обкома…
Сидите? Не чешетесь? – заорал Залбштейн. – Хотите, чтобы мы очерняли советскую действительность? Не выйдет! Все партбилеты на стол положите!..
Пауза.
В чем дело? – спросил первый секретарь. – Выражайтесь конкретнее.
Залбштейн выразился конкретно: автобус не дали.
Все облегченно вздохнули и заулыбались.
И тогда к нам отправили автобусы с городских маршрутов. А член бюро обкома командующий военным округом на всякий случай прислал два бронетранспортера, на одном из которых и приехал на съемочную площадку Дмитрий Иосифович Залбштейн».

Из кф. Путь к причалу

Из фильма «Путь к причалу»

Снимали и на улицах Мурманска, и в рыбном порту. Но больше всего – в торговом. Там работали над сценой проводов в море спасательного судна «Кола» и возвращения его из рейса. Там же запечатлели встречу с матерью одного из героев картины – юнги Васьки. Попали в кадр и мурманчане – грузчики и механизаторы торгового порта, участвовавшие в некоторых эпизодах. Судя по тому, что вспоминает Данелия, сниматься в кино мурманчанам понравилось.
«Между прочим. Как мы ни старались держаться подальше от государственных секретов, все равно никак не могли их избежать.
В тот день, когда Никита Сергеевич выступил с официальным заявлением, что на Кубе советских ракет нет, пошли мы в ресторан. Только сели, в другом конце зала поднялся человек и крикнул:
Режиссер! Я вернулся, когда сниматься будем?
Я узнал его: этот моряк был у нас в массовке в очереди у пивного ларька.
Опоздал, отсняли уже все сцены с массовкой, крикнул я. – Надо было раньше приходить!
Раньше не мог. Мы на Кубу ракеты возили!
А строжайшую государственную тайну – об испытании на Новой Земле атомной бомбы – мы узнали за две недели до взрыва…
Когда в центральных газетах появились опровержения слухов о новых испытаниях атомного оружия, на главной площади Мурманска, на доске объявлений среди прочих был прикноплен и такой листок: “Граждане туристы, в связи с непредвиденными обстоятельствами турплавания на Новую Землю переносятся на весну будущего года”».
Главную роль, боцмана Зосиму Семеновича Росомаху, играл один из самых популярных в ту пору актеров – Борис Андреев. Известность его была настолько велика, что командующий Северным флотом выделил лично для Бориса Федоровича свой адмиральский катер. В фильме есть сцена: боцман, у которого вся жизнь прошла на кораблях, а на берегу ни кола ни двора, выпил с приятелем, вышел на берег и стал ногами бить волны. В Баренцевом море вода очень холодная, поэтому хотели снимать дублера. Андреев запротестовал: «Никаких дублеров, Росомаху играю я». Эту сцену снимали на острове Кильдин, и актер, пожилой уже человек, на пронизывающем ветру в мокрой одежде и без переодеваний два часа самоотверженно искал варианты. Сняли четырнадцать дублей.

Кф. Путь к причалу. Б. Андреев - Росомаха

Борис Андреев – Росомаха

В картине были задействованы и другие замечательные мастера экрана – Георгий Вицин, Любовь Соколова. Юнгу Ваську играл московский школьник Саша Метелкин, уже имевший, несмотря на молодость, солидный актерский стаж – участвовал в фильмах «Анна на шее» и «Военная тайна». Роль матроса Чапина досталась Валентину Никулину. Капитаном Гастевым должен был стать Марк Бернес. Но, увы, не сложилось.
– Марк снимался в фильме «Путь к причалу» у Данелия. И параллельно в Риге, – вспоминала жена Бернеса Лилия Михайловна Бернес-Бодрова. – И кто-то из группы Данелия прислал ему телеграмму, чтобы он срочно выезжал. А сроки Марк всегда оговаривал точно. И тогда он дал телеграмму: «Пьете – закусывайте». Я ему: «Марк, что ты делаешь?!». В результате его сняли с роли.
В итоге роль, предназначавшуюся Бернесу, в картине сыграл другой замечательный артист – Олег Жаков. А звучащую в фильме песню исполнил Валентин Никулин. Кстати, о песне у Данелии рассказ особый.

О. Жаков и Б. Андреев. Кф. Путь к причалу

Олег Жаков и Борис Андреев в фильме «Путь к причалу»

«На фильм “Путь к причалу” музыкальный редактор Раиса Александровна Лукина… порекомендовала пригласить молодого ленинградского композитора Андрея Петрова.
Он приехал – молодой, застенчивый. Я сказал ему, что срочно нужна мелодия песни…
Музыка была утверждена...
Песню записали, она нам нравилась, но мелодию никто не мог запомнить – ни члены съемочной группы, ни я сам. “Не будут петь, понял я. – Ну и не надо. Главное – есть настроение.
Когда фильм был готов, мы повезли его в Мурманск и показали морякам. Ночью меня разбудило пение. За окном пьяные голоса нестройно выводили нашу песню: “Е-е-сли радость на всех одна, на всех и беда одна…”.
Ну если пьяные запели, то это будет шлягер. Так оно и было».

Андрей Петров

Андрей Петров

Картина вышла на экраны в конце 1962 года и была по достоинству оценена зрителями. Хотя – не только ими. «Молодые и одаренные люди делали фильм, – писал в журнале «Искусство кино» маститый кинокритик Ростислав Юренев. – В фильме есть неровности, упущения, но не о них хочется думать, их можно не замечать, потому что в фильме так много подлинно тонкого, доброго, человеческого. Фильм будоражит воспоминания, манит к новому, незнакомому. Он романтичен и современен».

ОБ АВТОРЕ

Дмитрий Анатольевич Ермолаев – журналист, поэт, краевед, публицист. Член Союза писателей России (2001). С 1993 журналист мурманского радио (известность принесла серия передач «Север мой»). Стихи и очерки публиковались в журналах «Север» и «Подъем» (Воронеж). Перевел документальную книгу сербского писателя Д. Лукича «Моя защита Радована Караджича» («Подъем». 1999. № 9, 10). Составитель и редактор сборника стихов о Сербии «Над Сербией смилуйся Ты, Боже…» (М., 2000). Автор поэтических сборников «Август», «Звенья» и других. Лауреат премии Администрации Мурманской обл. им. Баёва‑Подстаницкого (1993). Участник Славянского хода Мурманск–Черногория (1997). С 1993 руководитель Мурманской общественной неформальной организацией «Братья сербов». После работы на радио – научный сотрудник (главный археограф отдела научного использования архивных документов) Мурманского государственного архива, работа в котором дает Дмитрию Анатольевичу материал для многочисленных статей в периодике об истории Мурмана. Лауреат премии главы муниципального образования город Мурманск «За личный вклад в развитие культуры и искусства города Мурманска» (2015).

Сердечно благодарим Д.А. Ермолаева за сотрудничество и помощь. 




Новости

Все новости

12.12.2018 новое

ПОЛЯРНИК ВЛАДИМИР САНИН

08.12.2018 новое

ВИКТОР КОНЕЦКИЙ В МУРМАНСКЕ

29.11.2018 новое

МОРЯК И ХУДОЖНИК АЛЕКСАНДР НИКУЛИН


Архив новостей 2002-2012
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru